Уважаемые жители и гости столицы относитесь бережно к памятникам и объектам историко-культурного наследия, это визитная карточка столицы, история города, ваша гордость, наследие.

Мемориально-музейный комплекс памяти жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР» 2007 г. Целиноградский район, село Акмол

Мемориально-музейный комплекс памяти жертв политических репрессий и тоталитаризма «АЛ­ЖИР» расположен недалеко от Астаны, на месте бывшего АЛЖИРа - Акмолинского лагеря жен из­менников родины, в селе Акмол (в 35 км юго-запад­нее г. Астаны). Весной 2007 года, в День памяти жертв политических репрессий, здесь был открыт единственный на постсоветском пространстве Ме­мориал-музей истории политических репрессий и тоталитаризма «АЛЖИР).

Музейный комплекс создан группой казахстан­ских архитекторов, скульпторов и инженеров во главе с Сакеном Нарыновым.

Акмолинское спецотделение Карлага НКВД было образовано на базе 26-го поселка трудпоселений на основании приказа НКВД СССР за № 00758 от 3. декабря 1937 г. и приказа по Управлению Карлага НКВД за № 0043 от 16 декабря 1937 г. Первый колышек 26-й точки появился у озера Жаланаш еще до лагерных призывов и колючей проволоки и напрямую был связан со сталинским призывом лик­видировать кулаков как класс. 28 февраля 1938 г. сюда прибыл первый этап. Сторожевые вышки АЛ­ЖИРа охраняли саманные бараки, где жили по 200-300 женщин. Это был крупнейший советский женский лагерь. Название связано с составом за­ключенных, значительная часть которых была ре­прессирована в соответствии с оперативным прика­зом НКВД СССР № 00486 как ЧСИРы - «члены семей изменников Родины». Существовало и другое разговорное название лагерного отделения ­«26 точка», так как лагерь располагался в 26-ом поселке трудпоселений.

Официально, это было Акмолинское спецотде­ление Карагандинского исправительно-трудового лагеря, но фактически оно являлось самостоятель­ной хозяйственной единицей, так как имело свой расчетный счет, и все приказы и распоряжения исходили непосредственно из Москвы. Получившие равные политические права в ряде законодатель­ных актов женщины, наравне с мужчинами, были репрессированы и изолированы от общества. Для них предусматривались те же статьи обвинения, что и для мужчин, но была одна статья, по которой мог­ли сидеть только женщины - это ЧСИР - члены се­мей изменников Родины. Не совершив преступления, они должны были отбывать наказания в спецлагерях только за то, что являлись матерями, женами, сестра­ми, дочерьми тех, кто был обвинен в измене родине.

Необычная архитектурная задумка, состоящая из купола и вуали - сочетания белого и черного, симво­лизирует собой противостояние злой и светлой силы, а также «благословляет» вход посетителя на священ­ную землю. Ко входу в Музейно-мемориальный ком­плекс ведет длинная аллея полувековых тополей и яблонь, выращенных руками незаконно осужденных, завершающаяся высокой Аркой скорби. Далее, в не­большом сквере можно увидеть две скульптурные ком­позиции под названием «Борьба и надежда» и «От­чаяние и бессилие». Они моментально приковывают к себе внимание. Грациозная женщина всем своим ви­дом выражает надежду на счастливый исход. Напро­тив нее неподвижно застыла фигура мужчины, бес­сильно склонившего голову. Эти скульптуры – одна из тысяч историй о расставании репрессированного мужа с женой, между которыми пролегли тысячи ки­лометров.

Здание музея выполнено в форме усеченного конуса, издалека он таинственен, торжестве­нен. Отсутствие декора и сдержанность в отделке в полной мере отражают функциональное назначение музея жертв политических репрессий. Музей начинается с тоннеля длиной в 12 ми шириной 2,5 м. Тоннель, его стены и созданные там композиции отражают сложные периоды развития жизни казахского народа в 1928-1937 гг. Окружает его стена, на которой записаны 7620 имен тех, кто оказался в кандалах судьбы. Сквозь прорезь потолка солнечный свет пада­ет на экспонаты. Свет, падая на экспонаты и документы, молчавшие столько лет, напоминает о том, что любое тайное становится явным.